Зауральский исторический портал
Прогоны сайтов по профилям
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 История деревни Еранино

Дубровской волости
Курганского уезда
Тобольской Губернии 

Не скрипнет дверь,
Не загремит подойник, 
Не замычит корова у реки,
Лежит деревня, 
Как в гробу покойник,
Средь тишины, унынья и тоски.
Осевший дом, крапива у порога,
Забытая беседка под горой.
И никуда уж не ведет дорога,
Поросшая бурьяном и травой.

               Анатолий Николаенков

Деревня  ГЕРАНИНА в каких списках она потеряла первую букву и дальше стала называться не известным названием Еранина, она образовалась после д. Дубровное в списках 4 и 5 переписи ее нет. Значит деревня образовалась после 1757 года. Зачисленная в списки неперспективных деревень, она прекратила свое существование в году после 1966года. По данным Администротивно-территориального деления за 1966года страница 56.деревня Еранина входила в колхоз им. Свердлова. Несколько раз бывал проездом из с.Дубровное в Варгаши по лесной дороге. Хотелось кататься на мотоцикле, а прав нет,а на лесной дороге ГАИ нет. Помню ухоженную деревенька Еранино. Вся улица  поросшая травой конотопом и гуси табунами ходят, плавают в озере Еранинском. Загон колхозный. Летом пару гуртов коров паслись.  .Вот уже и нет деревни...
 
 
 

 Публикация о  выдающихся жителях д. Еранино.

 
 
Карпов Григорий Артамонович  1924 - 11.1943 
Герой Советского Союза
   Даты указов    
    1.     10.01.1944 
Памятник Братская могила
         
 
Карпов Григорий Артамонович - командир пулемётного расчёта 436-го стрелкового полка 155-й стрелковой дивизии 27-й армии Воронежского фронта, сержант.
Родился в 1924 году в деревне Еранино Варгашинского района  Курганской области в семье крестьянина.
Русский. Работал в 
Ворошиловской МТС (с. Дубровное) Варгашинского района.
В Красную Армию призван Варгашинским райвоенкоматом Курганской области 13 августа 1942 года. В боях Великой Отечественной войны с сентября 1942 года. Сражался на Воронежском и 1-м Украинском фронтах. Принимал участие в Курской битве, в освобождении Украины.Командир пулемётного расчёта 436-го стрелкового полка (155-я стрелковая дивизия, 27-я армия, Воронежский фронт) сержант Григорий Карпов отличился 28 сентября – 3 октября 1943 года при форсировании Днепра, в бою за опорный пункт противника у села Григоровка Каневского района Черкасской области Украины.28 сентября на подручных средствах переправился через реку Днепр, с ходу вступил в бой с врагом.
На рассвете 29 сентября после шквального артиллерийско-минометного налета враг пошел в наступление. Расчет станкового пулемета сержанта Григория Карпова открыл прицельный огонь. Немцы залегли и обстреляли его минами, но Карпов уже был на другом месте. Как только фашисты снова поднялись в атаку, начал поливать гитлеровцев свинцом. Вдруг пулемет замолчал – перекосилась лента. Гитлеровцы воспользовались заминкой. Сержант Карпов с раненым наводчиком лихорадочно устранял неисправность. Наконец в решающую минуту пулемет снова заработал, сражая в упор фашистов.Противник подтягивал свежие силы, подвозил боеприпасы, и снова перешел в наступление. Когда командир взвода был смертельно ранен, сержант Карпов принял на себя командование взводом.Сержант Карпов снова припал к пулемету. Когда гитлеровцы приблизились метров на двести, махнул пилоткой и нажал на гашетку. Враг не выдержал и побежал.На третий день против поредевшего полка фашисты бросили превосходящие силы пехоты. Наши бойцы не отступили ни на шаг, удерживая плацдарм, и в этом бою большую роль сыграл пулеметный расчет сержанта Карпова.В течение трех суток сержант Карпов участвовал в отражении 13 вражеских контратак, уничтожил свыше двухсот гитлеровцев и несколько огневых точек. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм, сержанту Карпову Григорию Артамоновичу присвоено звание Героя Советского Союза. Но не суждено было Г.А. Карпову получить высшие награды Родины: орден Ленина и медаль «Золотая Звезда». Принимал участие в дальнейших боях за плацдарм. Старший сержант Григорий Карпов погиб в ноябре 1943 года. Считался пропавшим без вести. Похоронен в братской могиле в селе Григоровка Каневского района Черкасской области Украины.Награжден орденом Ленина.
Именем Героя названы улица в поселке городского типа Варгаши, школы № 22 в Гагаринском районе, № 10 в городе Термез и № 44 в Термезском районе Сурхандарьинской области Узбекистана.

Воспоминания фронтовика жителя деревни Еранино Варгашинского района.

Я, Шкодских Сергей Яковлевич, родился 18 августа 1924 года в деревне Еранино Варгашинского района Курганской области. Образование среднее специальное (Красноярская школа военных техников железнодорожного транспорта). Старший лейтенант милиции в отставке. Воинское звание - капитан. Служил в должности оперуполномоченного ОБХСС, затем уголовного розыска.
В августе 1942 года из Красноярской школы военных техников железнодорожного транспорта я призван в Красную Армию и направлен курсантом в Киевское военное училище связи, находившееся в эвакуации в городе Красноярске. Окончил училище в конце 1943 года, мне присвоили звание младший лейтенант. Моя специальность требовалась в крупных штабах (корпус, армия, фронт), но, не смотря на эти приглашения, я настоял, чтобы меня через резерв Главного управления связи направили на фронт. Романтика войны и участие в ней все-таки взяли верх (причем это чувство было не только у меня одного). Все рвались быстрее попасть на фронт, на передовую. В конечном счете, я стал начальником связи стрелкового батальона – обеспечивал связь командира батальона со стрелковыми ротами. Воевал я на 1-ом, 2-ом и 3-ем Белорусских фронтах. Когда про 1-й Белорусский фронт сообщалось в сводках Совинформбюро «бои местного значения», эти бои заключались в том, чтобы не сидеть в глухой обороне, а через день, а то и каждый день ходить в атаку на хорошо оборудованные оборонительные сооружения немцев, расположенные, как правило, на высотках. Результаты таких атак - огромные потери. Тяжелораненых можно было выносить только, когда стемнеет...
Помню март 1944-го, слякоть, марш на 150 километров - с юга на север, в створ города Орши. Сразу с марша в бой, заняли первые немецкие траншеи, чуть продвинулись вперед, окопались, как успели, неглубоко, почва песчаная. На следующее утро немцы выдвинули на прямую наводку свои «тигры» и «фердинанды» и закопали наши наспех выкопанные траншеи. Связь между командным пунктом батальона и передовой прервалась. Что на передовой неизвестно, тишина. Комбат ставит задачу – восстановить связь. Одна за другой ушли группы моих связистов на передовую. Ни связи, ни связистов. Комбат дает команду мне и своему телефонисту отправится на передовую и восстановить связь. Сам остался у аппарата, слушать, если связь восстановим. Телефонисту я вручил катушку, в сам взял в руки телефонный провод, ведший на передовую. Выползли мы из блиндажа на бруствер окопа, трассирующие пули летают среди бела дня. Скатились по склону к протекавшей внизу речке и залегли за бугорком перед ней. Отдышались - и вперед. Только телефонист вылез на бугорок, тут же упал лицом вниз. Я его переворачиваю, а лица у него больше нет. Бросился я бегом через речку, затем вверх по склону на передовую. Прибежал к нашим траншеям, а их нет. Сидят два наших ротных и друг с другом ругаются. Вмешиваться я не стал. Пополз по тому месту, которое было траншеей, через погибших моих товарищей с телефонным проводом в руках. Слышу, вроде зовет меня кто-то. Осмотрелся. Вижу, лежит еще один наш командир роты, ранен в живот, внутренности наружу, но в сознании. "Не бросай, меня, Сережа", - говорит. Я из планшетки достал газету, внутренности его собрал и положил ему на живот. Как мог, успокаивал. Вдруг от немецких позиций слышу русское «ура». Понял – власовцы. Хватаю одну из валявшихся винтовок, затвор заклинило, весь в песке, стрелять не будет. Тоже с автоматом, а у меня только один ТТ. Власовцы все ближе. И тут ударил с фланга станковый пулемет. Грамотно стрелял, хладнокровно, близко подпускал и косил почти в упор. Откуда-то по вражеским цепям стала бить наша артиллерия. Атака захлебнулась и власовцы уползли в свои окопы. Я отправился к нашим пулеметчикам, пришел, дзот у них оборудован хорошо, стал расспрашивать про связь, но они на меня внимания никакого не обратили. И тут сознание меня покинуло. Очнулся на следующее утро в одной из повозок остатков нашего батальона. После того, как нас сменила другая часть, нас отводили на формирование.В лесу к нам прибыли новобранцы и до 20 июня проводились учения.А 20 июня в 12 часов ночи командир полка пригласил всех командиров и поставил боевую задачу, все отметили на картах свою полосу движения в случае развития наступления после форсирования реки Друть с заболоченными берегами. Это в 12 километрах севернее города Рогачева. В три часа ночи началась артподготовка из орудий всех видов. На каждый погонный метр приходилось одно орудие. За время артподготовки наводились понтонные мосты для пехоты, машин и танков. Артподготовка закончилась рано утром. Пошли в атаку. Оборона немцев находилась на отлогом высоком берегу реки, засверкали огневые точки на всем склоне, взялись за работу «катюши», авиация работала по тылам. Только к пяти часам вечера мы заняли первые немецкие траншеи, многих немцев откапывали из блиндажей, чумных, временами ничего не соображавших. Прорвали оборону, и пошли, и пошли. Немцы задерживали нас только на естественных преградах (речках), давая возможность отойти основным своим силам.Начали попадаться в деревнях мирные жители, угощали, в том числе самогоном. В одной деревушке скопилось много наших солдат, пушки на конной тяге, а недалеко от деревни немцы оставили, очевидно, самоходки и открыли по нам шквальный огонь. Я в это время во дворе с радистами настраивал радиостанцию. Один снаряд попал в дом, я побежал к сараю, там яма была. Как назло, она оказалась наполнена навозом! Я кинулся на улицу в глубокий кювет, но было уже поздно. Второй снаряд попал в сарай, и меня ранило осколками, выдрало бок. В горячке я еще проскакал немного на одной ноге и упал. Это было мое первое ранение. В госпитале я пролежал более двух месяцев, вытаскивали осколки, так все и не вытащили до сих пор.… После госпиталя меня в штабе армии майор-кадровик спросил: "Куда хочешь?". – "В свою часть", - был мой ответ. Потому что дружеские отношения сложились - и с начальником штаба батальона, и связисты мои многие остались.В часть, в составе 1343-го полка, я прибыл в Польшу, мы наступали на город Пултуск. Заняли первые немецкие траншеи, а штаб наш расположился в хорошо оборудованных немецких блиндажах, правда, выходы из них располагались в сторону немецких позиций. Вечером, стоя у выхода из блиндажа, я попросил старшину своего связиста, стоявшего у выхода из другого блиндажа, протянуть, чтобы ночью не бегать, две-три дополнительные телефонные линии для надежности. В это время рванул поблизости немецкий снаряд, и меня взрывной волной зашвырнуло назад в блиндаж. Мелкие осколки ранили голову, череп цел, но контузия есть. И я до утра, пока приехала повозка, то приходил в сознание, то терял его.
В госпитале я пробыл где-то чуть больше месяца.По прибытии в штаб армии, знакомый уже мне майор-кадровик, улыбаясь, спросил: "Ну что, опять в свою часть?". И после небольшой паузы предложил мне вакансию в 406-ом отдельном батальоне связи, который обслуживал штаб 29-го стрелкового корпуса 48-й армии. Так я стал помощником начальника телеграфной станции узла связи. Но это уже "другая война", хотя ответственности стало больше, потому что было два положения. Это по три машины в каждом, в которых смонтированы кросс, аппаратная Морзе, ст-35, буквопечатающие аппараты и аккумуляторная батарея 120 v. Приходилось ночью на машинах только при свете подфарников вести «положение» на новый командный пункт командующего корпусом, и разворачивать новый узел связи, принимать на себя связь с соседними дивизиями. Всегда присутствовала боязнь заблудиться и попасть к немцам. Но, наверное, Бог берёг.В органы внутренних дел пришел в 1953 году из упраздненного Управления охраны МГБ СССР на Северо-Кавказской железной дороге. Должность – оперуполномоченный уголовного розыска в Дорожном отделе милиции. Особо ярких эпизодов не было – ежедневная, рутинная работа. Пришлось и по командировкам, и в опергруппах в поездах ездить. На станции Уманская (станица Ленинградская Краснодарского края) пробыл в командировке месяца два. Были сигналы воровства стройматериалов и скопления бродяг. В начале пятидесятых годов много было бездомных: взрослых, подростков, стариков…В ветеранском движении Северо-Кавказского УВДТ сейчас принимаю активное участие – назначен заместителем председателя комиссии по работе с ветеранами Великой Отечественной войны, являюсь членом группы морально-психологической поддержки выезжающих в Чеченскую Республику сводных отрядов. Напутствую молодежь, часто выезжаю на встречи с выпускниками и слушателями нашего Учебного Центра.
Сергей Яковлевич Шкодских, Ветеран Великой Отечественной войны. ветеран СК УВДТ
Литературная запись Светланы Черновол http://www.skuvdt.ru/articles/i/30

 
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Яндекс.Погода  Яндекс.Погода