Зауральский исторический портал
Прогоны сайтов по профилям
Меню сайта
Категории раздела
Природные ресурсы [3]
Рефераты [12]
Контрольные работы, рефераты, сочинения.
Статьи из газет [15]
статья из газеты и журналов про военные годы [4]
статья +из газеты +и журналов [16]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » статья +из газеты +и журналов

Автомобиль "ШТОРМ"

Автомобиль "ШТОРМ"Камаз-53605  еще не сделали а беспорядки уже начались

Курганский предприниматель-самоучка увел у стратегического завода крупный госзаказ МВД, документацию и людей


В 2006 году по заказу МВД России был изготовлен спецавтомобиль для пресечения массовых беспорядков.
Водометный спецавтомобиль среднего класса производства Варгашинского завода противопожарного и специального оборудования
Колесная формула          4÷2

Экипаж                          2 человека
Двигатель, тип:              дизельный ЯМЗ
Мощность                       230л/с
Ёмкость цистерны            6000л.
Лафетные стволы–           2шт.
Давление на выходе лафетных стволов до 15атм.
Максимальная дальность подачи воды из верхнего лафетного ствола 50м.
Минимальная дальность подачи воды из верхнего лафетного ствола 9м.
Максимальная  скорость 90км.
Оснащена системой пожаротушения колес автомобиля.
Установлено дополнительное оборудование;
– для применение перечного газа, краски,пены.
– комплект "ТУЧА" для отстрела дымовых и светозвуковых гранат
 

Курганский предприниматель -самоучка увел  крупный госзаказ МВД у Варгашинского завода противопожарного и специального оборудования (ППСО) После смены руководства на предприятии неожиданно выяснилось, что завод фактически потерял крупный госконтракт от МВД на изготовление спецавтомобилей-водометов «Шторм» на 230 млн рублей. Его буквально из-под носа у ППСО увел директор Курганского завода спецтехники Виктор Филимонов, которого на завод много лет назад привел экс-директор, депутат Владимир Казаков (считается близким другом Филимонова). Начав свое сотрудничество с Варгашинским заводом как строительный подрядчик, в итоге Филимонов смог выступить дилером при заключении контракта на «Штормы» и, воспользовавшись неразберихой на заводе ППСО, вообще забрал этот заказ. Подробности – в материале Znak.com.

Государственное ОАО «Варгашинский завод противопожарного и специального оборудования», которое за последнее время пережило уже две смены руководства и сейчас находится в тяжелом финансовом состоянии, могло бы улучшить свое положение, не потеряй он крупный госконтракт от МВД на 230 млн рублей. К таким выводам, проведя ревизию на предприятии, пришел новый руководитель завода ППСО Михаил Федулов.

По его словам, сегодня ситуация на заводе очень напряженная. Его финансово-экономическое положение в прошлом году значительно ухудшилось по сравнению с 2013 годом и даже стало критическим в результате стечения обстоятельств и неправильных управленческих решений. Основная проблема – это большая кредиторская задолженность, возникшая в результате срыва госзаказов.

При этом у завода был хороший шанс выйти из кризиса.

Летом 2014 года, по информации Федулова, служба продаж предприятия вместе с теперь уже бывшим генеральным директором Олегом Фетом наработала перспективный гособоронзаказ на поставку водометных автомобилей «Шторм».

Варгашинский завод, как объяснил Михаил Федулов, – единственный изготовитель этих автомобилей в России. Документация по их изготовлению была разработана на базе завода по заказу Министерства внутренних дел, здесь же в 2007 году был создан опытный экземпляр. Автомобиль прошел все сертификационные испытания, был принят госкомиссией и рекомендован к постановке на вооружение во внутренние войска, полтора года эксплуатировался и только в 2012 году распоряжением правительства был поставлен на вооружение.

Олег Фет вместе с начальником отдела продаж Максимом Сабуровым, по информации Федулова, наработали контракт на поставку 12 таких автомобилей: 5 должны были отправиться во внутренние войска в Балашиху (Московская область), 7 – в сибирский МТС МВД в Новосибирск. Общая сумма контракта достигала 230 млн рублей.

Проблема в том, что для участия в аукционе руководству завода необходимо было получить банковскую гарантию. Сделать это Олегу Фету не удалось: к тому времени у предприятия уже был разорван контракт с МЧС, и эта информация поступила в том числе и в кредитные организации, которые отказали в выдаче гарантии.

Михаил Федулов, приступив к работе, поразился тому, что творилось на заводе ранее. Доказательства - горы документов

На стадии подготовки к участию в аукционе, по данным Михаила Федулова, заинтересованность к контракту проявил директор ЗАО НПО «Курганский завод спецтехники» (КЗСТ) Виктор Филимонов. Его предприятие несколько лет сотрудничает с Варгашинским заводом и делало свой технологический передел «Штормов» – порядка 10% от объема, зарабатывая таким образом. Филимонов несколько раз предлагал Олегу Фету выступить дилером в аукционе на поставку «Штормов». Когда до аукциона оставалось два дня, Фет согласился. «Он дает Филимонову добро, говорит: «Хорошо, Виктор Владимирович, давайте по дилерской схеме. Участвуйте и выигрывайте аукцион вы, мы обеспечим ваш выигрыш. Вы заключаете с нами договор. Мы изготавливаем, вы поставляете». При этом второй договор заключается на технологический передел, который делает именно КЗСТ. Все, по рукам ударили. КЗСТ аукцион выиграли», – рассказал новый директор Варгашинского завода ППСО.

Как подчеркнул Михаил Федулов, изначально заказчики не желали разговаривать с представителями КЗСТ, поскольку у этого завода нет документации и сертификации, они в этой ситуации выступили простыми продавцами.

Но Олег Фет, по его данным, поручился, сказав, что изготавливать машины будет Варгашинский завод. «И в контракте, который был заключен между МВД и КЗСТ, записано: изготовитель – Варгашинский завод ППСО», – подчеркнул директор.

Отметим, что и по данным общероссийской еженедельной газеты «Военно-промышленный курьер», согласно аукционной документации, в качестве изготовителя техники в документах фигурирует ОАО «Варгашинский завод противопожарного и специального оборудования».

Контракт разбивался на два (Москву и Новосибирск), их подписали в ноябре 2014 года. Срок поставки составлял 200 дней. Но был один нюанс: две машины надо было поставить в декабре 2014 года.

Далее, по мнению Михаила Федулова, события могли развиваться двумя путями. Первый: Виктор Филимонов приходит на завод и заключает контракт на изготовление 12 машин. В результате Варгашинский завод полностью загружен (весь первый квартал 2015 года, включая апрель), у него появляются оборотные средства, он гасит значительную часть кредиторской задолженности. При этом и КЗСТ остается с работой и получает приличную прибыль.

Второй вариант: КЗСТ не приходит на Варгашинский завод и самостоятельно изготавливает «Штормы». «И хотя прав у КЗСТ на это нет, но у него есть достаточно времени (200 дней), чтобы попытаться получить право на изготовление, то есть создать образец, сертифицировать, провести все испытания, сдать госкомиссии и т. д.», – отмечает Михаил Федулов. Но тут же добавляет, что вариант был невыполним по причине того, что две машины по контракту нужно было поставить в декабре. И если бы КЗСТ их не поставил, контракт с ним бы разорвали, завод понес бы колоссальные убытки.Однако в итоге, отметил Федулов, ситуация почему-то развивалась по третьему сценарию. Виктор Филимонов пришел на Варгашинский завод и заключил договор на поставку двух «Штормов», которые надо было сделать в декабре. Руководство завода (Олег Фет тогда уже был на больничном, Михаила Федулова еще не назначили, обязанности директора исполнял Сергей Фалькин) подписало с Филимоновым такой контракт. И завод работал в три смены, чтобы его исполнить.«Когда я об этом узнал, в конце декабря, я им сказал: «Ребята, не вздумайте отдать «Штормы» Филимонову! Он не заключит договор на оставшиеся!». Но мне господин Фалькин на это сказал: «Мы уже отдали их ему», – вспоминает Михаил Федулов.

Вскоре после этих событий Федулов был официально назначен директором Варгашинского завода и сразу после новогодних праздников, 12 января, связался с Виктором Филимоновым. Но тот, по словам нашего собеседника, заявил: «Я не стал дожидаться. У вас ситуация плохая. Мы решили изготовить сами». Отвечая на замечание Федулова о том, что в контракте изготовителем «Штормов» указан Варгашинский завод, Филимонов якобы сказал: «У меня есть 200 дней. Во-первых, я сумею получить все эти разрешения. Во-вторых, вы уже к тому времени умрете, вас обанкротят, а я пойду и поставлю эти машины».

За две машины, которые ранее изготовил Варгашинский завод, Филимонов, по словам директора предприятия, также не расплатился.

Михаил Федулов уверен, что Виктор Филимонов воспользовался безвластием на заводе, чтобы заполучить выгодный контракт. «Господин Филимонов, получается, увел этот заказ, увел с Варгашинского завода работу, которая не им была наработана и создана. Фактически документация на первом этапе была просто сворована с завода. Переманили людей в тот промежуток в декабре, когда у руля никого не было. Переманили бывшего главного конструктора, часть конструкторов и технологов, которые были задействованы именно на «Шторме». И поскольку загрузки не было, часть людей была отпущена на 2/3 с оплатой. Они этих людей тоже привлекли для изготовления «Штормов». То есть руками Варгашинского завода, воспользовавшись всеми этими делами, они сейчас эти «Штормы» делают», – подытожил Федулов.

Гендиректор Варгашинского завода считает, что автомобили «Шторм» должны изготавливать они, а не самозванцы

Примечательно, что, как рассказали Znak.com источники в бизнес-кругах региона, Виктор Филимонов всю жизнь занимался строительными работами и появился на Варгашинском заводе несколько лет назад для того, чтобы провести ремонт. Это было, когда директором завода был депутат Курганской областной думы Владимир Казаков. Именно его фигуру наблюдатели сегодня связывают с ухудшением ситуации на предприятии. По данным нашего источника, осенью прошлого года Владимир Казаков вместе с Михаилом Федуловым заявлялся на пост директора Варгашинского завода, но проиграл, поскольку окончательно испортил отношения с собственником предприятия – Росимуществом. А план его, по мнению собеседников Znak.com, состоял в том, чтобы вернуть себе пост и появиться на заводе «на белом коне», махом разрешив все его проблемы и укрепившись в должности.

Планы не осуществились. Но сейчас, по словам наших источников, Владимир Казаков помогает Виктору Филимонову, которого когда-то сам и привел на завод.

Заложниками ситуации по сути оказались и Варгашинский завод, и заказчики автомобилей – МВД. Основание для разрыва контракта, когда в нем есть 200 дней, очень сложно найти. Михаил Федулов рассказал, что уже на нескольких совещаниях руководство КЗСТ заявило, что ведет подготовку к производству и не отказывается заключать контракт с Варгашинским заводом, просто сделает это позже. Но когда Федулов добился встречи с Филимоновым, тот откровенно ему заявил, что уже изготавливает машины, а Варгашам предложил взять на себя покраску «Штормов». «Покрасить он их не может, потому что камеры для того, чтобы красить такие автомобили, имеются только в Варгашах и на Дормаше. Но покраска стоит 150 тысяч. Стоимость автомобиля – 20 миллионов. То есть они просто нагло тянут время до июля», – объяснил Федулов.

На деле, уверен директор предприятия, Виктор Филимонов ждет, когда Варгашинский завод обанкротится. Это, впрочем, по мнению Федулова, невозможно в ближайшие месяцы даже в теории: у завода нет задолженности по заработной плате, по налогам, по выплатам во внебюджетные фонды, перед банками. Долги у Варгашинского завода есть перед поставщиками шасси и пожарно-технического вооружения, но с этой категорией кредиторов предприятие ведет работу и договаривается о реструктуризации, о перенесении сроков, чтобы успеть наработать заказы.

На данный момент на предприятии есть загрузка, и в работе сейчас находится 21 автомобиль. «Но в январе мы сделали всего 7 машин, это очень мало, конечно. Нам надо минимум 30 машин в месяц делать, чтобы поправить ситуацию, и чтобы нормально предприятие работало. Сегодняшний первый квартал формируется в прошлом году. Он был сформирован, но этот заказ украли (на 232 миллиона) господа Филимоновы (отец и сын, – прим. ред.)», – напомнил Михаил Федулов.

В это время, по его данным, КЗСТ ищет источники легального получения документации на изготовление «Штормов». Держателем подлинников является МВД, и руководство КЗСТ уже обратилось туда с просьбой предоставить документы.

«Возможно, им ее могут дать. Хотя цикл этот занимает как минимум полтора года, если делать все официально. Автомобиль должен полтора года отработать в военной части, только после этого будет принято решение о постановке его на вооружение. Там много нюансов, но у них, самое главное, есть время – эти 200 дней. И они питают надежду, что с заводом что-то произойдет. Пока срок исполнения контракта не истек, по сути, никаких санкций к ним не могут применить», – подчеркнул Михаил Федулов.

Обращаться в правоохранительные органы, по мнению директора завода ППСО, бессмысленно, поскольку доказать, что КЗСТ совершил плагиат, очень сложно: «Там чуть-чуть изменили конструкцию, вместо болта шпильку поставили – все, это уже другой автомобиль». Он также добавил, что информацию унесли в голове люди: бывший главный конструктор завода, который разрабатывал эти «Штормы». «Ему не надо чертежи с собой брать или еще что-нибудь, это интеллектуальная собственность», – пояснил Федулов, уверенный, что когда ситуация со «Штормами» разрешится, сотрудников «выкинут на улицу».

«Это ненормальная, нечестная конкуренция, она не развивает бизнес в области, в стране. Вот сейчас правительство говорить про импортозамещение. Столько работы! Вон «Мистрали» делайте, Франция не в состоянии! Почему надо делать «Штормы»? Потому они уже наработаны, там все ясно и понятно, особенно, если взять уже людей обученных и заточенных на изготовление этого. Затраты минимальные. Причем они же выбирают жирные куски, где хорошая рентабельность, мало конкурентов», – заявил директор Варгашинского завода.

Сам руководитель «Курганского завода спецтехники» Виктор Филимонов в разговоре с корреспондентом Znak.com опроверг все обвинения в свой адрес. Филимонов прямо заявил: «Мы сами изготавливаем эти машины». И уточнил, что, как только КЗСТ выиграл контракт, то запросил в ФКУ «Научно-производственное объединение “Специальная техника и связь”» МВД РФ документацию, и ее предоставили заводу в течение месяца. Пункта о том, что «Штормы» должны быть изготовлены Варгашинским заводом ППСО, по словам Виктора Филимонова, в контракте не было, контракт полностью заключен с КЗСТ (хотя это очевидная неправда, – прим. ред.).

Филимонов рассказал, что КЗСТ участвовал в аукционе по просьбе бывшего руководства Варгашинского завода. Но, когда руководство сменилось, решил делать машины самостоятельно.

Между тем гендиректор Варгашинского завода ППСО Михаил Федулов убежден, что руководство КЗСТ пошло ва-банк. «Люди просто не понимают, чем это все для них кончится. А кончится тем, что они сейчас эти машины изготовят (контрафакт по сути), и они останутся у них, никто их не возьмет. И произойдет в конце концов расторжение контракта, соответственно, они заплатят штрафные санкции и обязаны будут вернуть предоплату», – считает он. Впрочем, по мнению директора, к тому времени с КЗСТ «будет трудно что-то взять, потому что они свою шарашку в три секунды закроют, половину предоплаты они уже обналичили».

Znak.com будет следить за развитием ситуации.https://www.znak.com/2015-02-26/kurganskiy_predprinimatel_samouchka_uvel_u_strategicheskogo_zavoda_krupnyy_goszakaz_mvd_dokumentaciy

Категория: статья +из газеты +и журналов | Добавил: фабула (02.03.2012)
Просмотров: 1411 | Рейтинг: 4.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Яндекс.Погода  Яндекс.Погода